Страна невозвращенцев

Заполните анкету
  • Получите решение по кредиту за 1 час!
  • Наши консультации и услуги бесплатны!
  • Ваша анкета отправится сразу в 5 лучших банков!
Заполните анкету за пять минут и получите одобрение не выходя из дома!
Подбор кредита онлайн:

Страна невозвращенцев

09.03.2007 По мнению экспертов, локальные кризисы невозвратов начнутся уже скоро. И первыми пострадавшими станут два лидера на рынке потребкредитования — Хоум Кредит энд Финанс Банк и «Русский стандарт». Дом, который построил «Хоум» Когда-нибудь, когда теперешний кредитный бум станет достоянием учебников экономики, в них обязательно впишут самый впечатляющий его пример — Хоум Кредит энд Финанс Банк (ХКФБ). Российская «дочка» небольшого по европейским меркам чешского банка Home Credit снабжает россиян гигантским количеством ссуд и за пару лет занял 3-е место по объемам розничного кредитования в стране. Раздав кредиты, «Хоум» без ложной стыдливости заявляет об объемах своих невозвратов — 22% от суммы кредитного портфеля — и выставляет эти задолженности на первый в России долговой тендер. Причем о коммерческой выгоде данного мероприятия трудно говорить даже с натяжкой: невозвраты выкуплены агентством «Пристав» за 12,5% от номинальной «стоимости». Казалось бы, в такой ситуации банку надо серьезно задуматься о том, чтобы перейти к более осторожной политике. Отнюдь. Сразу же после проведения тендера и списания «плохих» долгов (официально объявлено, что потери банка от проблемной задолженности по итогам года превысили 3,8 млрд. рублей) «Хоум» объявляет о новых инициативах. Например, он намерен выдавать небольшие потребкредиты через почту — дабы предложить услуги жителям еще не охваченных уголков необъятной родины. Сначала «почтовыми» ссудами смогут воспользоваться только те, кто уже брал и успешно погасил заем в «Хоуме», но в перспективе банк не прочь допустить до этого продукта и прочих «разных». Попробуем смоделировать ситуацию. Приходит в деревне Гадюкино старый сторож дядя Миша на почту и просит работающую там тетю Клаву отправить «грамотку» в банк. Получает от него тысяч эдак тридцать и вкладывает их по своему разумению. Например, в «Русский стандарт». Только не в банк, а в одноименный и более близкий населению Гадюкино продукт. После чего денег на погашение кредита у него нет, а из имущества, которым он сможет ответить за долг, — только избушка, заполненная несданной тарой. Но «Хоум» устремляется дальше — он стал выдавать ипотечные ссуды тем, кому отказали в других банках. Как заявил Владимир Гасяк, шеф департамента ипотечного кредитования «Хоума», заемщикам даже справка о доходах не потребуется, только паспорт, да и тот может быть не российским. По оценке экспертов, в ипотечном кредите в России сегодня отказывают каждому третьему из обратившихся. И всех их готов принять с распростертыми объятиями «Хоум»? Такой ход вызвал у коллег, мягко говоря, недоумение. С одной стороны, это наименее рисковые кредиты, ведь в залоге у банка остается квартира. Однако не все так просто. «Такие программы есть на Западе, но там и система изъятия залога давно отработана и максимально упрощена, — говорит зампред Абсолют Банка Олег Скворцов. — В России процедура изъятия квартиры и выселения должника очень затратная как по времени, так и по средствам». Так что, по мнению банкиров, в наших условиях подобные программы социально проблемны. Русский ход Не так давно автор этих строк стал вкладчиком «Русского стандарта». За 10 минут, которые он провел в банке (где ему, надо сказать, были весьма рады: «Вкла-а-ад? — удивленно развела руками девушка-клерк на входе. — Тогда без очереди!»), он успел понять систему его работы. За соседней стойкой стояла новоиспеченная клиентка банка, ставшая таковой не по своей воле. Дамочка объясняла: на ее старый паспорт, который бог знает каким способом попал в руки мошенников, был оформлен кредит. «Идите в милицию», — отсылала ее клерк. «Я там уже была, меня отправили к вам, — кипятилась дама. — Я не понимаю, почему мне звонят и требуют вернуть деньги, которые я не брала!» Клерк терпеливо выслушивала, но успокоить женщину ничем не могла: «Служба безопасности будет разбираться, не волнуйтесь». По ее тону было понятно: банку приходится иметь дело с большим числом обиженных граждан, которые, сами того не зная, становятся заемщиками. Найти виновных, как правило, не удается, и долги «повисают». С другой стороны от автора стояла парочка, прибывшая из Подмосковья. — Дадите денег? — спрашивал мужчина в спортивном, судя по всему выходном, костюме. — Вы для начала правильно анкету заполните, — отвечал клерк. — А то, кроме названия деревни, ничего толком о себе не указали. Работаете кем? — Литейщиком пластмассы на заводе, — отвечал мужчина. — А доход какой? — Доход? Это что? Тут бы и слово «занавес» писать, если бы не одно «но»: если вы думаете, что таким гражданам никогда не получить ссуды от банка, то вы ошибаетесь. И им тоже, бывает, дают деньги. Ну, если не в этом банке, то в другом. Тем более что для получения денег не обязательно идти в банковский офис. Гораздо больше шансов — в торговых центрах. Не отходя от кассы То, что магазинные кредиты породили целую индустрию посредников, давно не новость. Почти в каждом торговом центре или магазине, продающем технику, сидят представители нескольких кредитных организаций, выдающих ссуды на покупку. Изначально банки предполагали, что наличных денег заемщик видеть не будет — их перечислят на счет магазина, который, в свою очередь, выдаст клиенту телевизор, холодильник и прочую технику. Однако россияне уже давно научились обманывать банки и получать «живые» деньги вместо ненужной бытовой техники. В этом им помогают предприимчивые агенты, наживающиеся на таких гражданах. Чаще всего они просто договариваются с представителями кредитных организаций в точках выдачи ссуд. Агенты дают в газетах объявления вроде «поможем получить кредит», «деньги за час» и т. д. Позвонивших инструктируют: идете с нами в такой-то магазин, заполняете анкету на получение кредита, забираете технику, отдаете нам, ну а мы вам — денежки. Правда, не полную сумму кредита (у нас же тоже свои интересы) — примерно 50—60%. Когда стороны ударили по рукам, мальчики и девочки (они же банковские клерки) помогают пришедшим заемщикам правильно заполнить анкету — так, чтобы шансы на одобрение выдачи денег скоринговой программой увеличились, — и благополучно заключают с заемщиками договоры. Далее все происходит по указанной схеме. Посредники — их уже окрестили черными брокерами — получают на руки технику и ее продают. Недавно мне предложили приобрести по такой схеме чудный телевизор — в магазине он стоил 37 тыс. рублей, посредники же предлагали мне его за 27 тыс. Клиенту они отдали за полученный товар 20 тыс., а себе в карман положат 7 тыс. Ну а заемщику за полученную двадцатку придется возвращать примерно 48 тыс. рублей, то есть почти в 2,5 раза больше. Если он будет возвращать. Как правило, люди, соглашающиеся на подобные схемы, и не собираются гасить долги. Кстати, по словам экспертов, чаще всего для таких схем используются кредиты на покупку мобильных телефонов (если требуются небольшие суммы) и ноутбуков. Именно поэтому данные кредиты считаются самыми рисковыми — доля невозврата по ним превышает 20—30%. Расплаты нет Казалось бы, банкам необходимо бороться со злоупотреблениями собственных же сотрудников, поставляющих банку «плохие» долги. В Китае, например, аудиторы местного регулятора проверили несколько сотен безнадежных займов на общую сумму $6,9 млн., выданных отделениями госбанков, и пришли к выводу, что в большинстве случаев ответственность за сложившуюся ситуацию несут сотрудники кредитных организаций, в том числе и из-за того, что неадекватно оценили платежеспособность заемщиков. И что же вы думаете? Виновные были незамедлительно переданы в руки полиции. У нас же все иначе — в худшем случае сотруднику грозит увольнение. Но он тут же спокойно устраивается в другой банк, так как рабочих рук для раздачи ссуд на рынке явно не хватает. А за несколько сотен долларов зарплаты привязываться к месту нет смысла. Не стоит забывать и о том, что пока банковским учреждениям только на руку геометрический рост кредитных портфелей. И ради увеличения объемов кредитования (есть такое слово — план) банкиры готовы идти на жертвы. «При эффективной ставке в 60—70% годовых можно получить себе просрочку в 30%», — говорит один из экспертов. По большому счету, банкам пока попросту не до сбора долгов. «Главные задачи сейчас — наращивать объемы кредитных портфелей, продвигать на рынок новые виды ссуд и развивать сеть, — сказал автору топ-менеджер крупного банка, предлагающего населению целый веер кредитов — от ипотеки и покупки яхты до ссуды на мобильный телефон. — Все остальное — вторично». Экспресс-проверка (по-ученому — скоринг) больше похожа на игру в «буру»: «Профиль» уже писал о своем эксперименте, в результате которого в «Горбушкином дворе» с разницей в полчаса один клерк Альфа-банка сообщил корреспонденту, что «вы не прошли проверку», а другой «альфовец» оформил ссуду на 100 тыс. рублей. По типовой анкете заемщика, говорят специалисты ФСБ, банк может проверить подлинность в лучшем случае половины информации, а все прочее — игра в голого короля. Интернет и рекламные газеты пестрят объявлениями черных брокеров, которые готовы за определенный процент «пробить» ссуду, оформить липовые справки о доходах и месте работе или выкупить за полцены купленный в кредит товар у граждан, срочно нуждающихся в наличных. В общем, картина печальная: кредитный рынок покрыт всевозможной плесенью, как забытый в холодильнике сыр. Но для банков качество этого сыра не главная проблема. Уровень процентных ставок на рынке сегодня таков, что с лихвой покрывает убытки от имеющихся невозвратов: таким образом, двое добросовестных плательщиков платят и за себя, и за того парня, который кредит «зажилил». «Маржа между доходностью от платежей и убытками от задолженностей — плюсовая, — отмечает Виктория Белозерова, аналитик агентства «Рус-Рейтинг». — А пока кредитный рынок прибылен, невозвраты — это не проблема, это стиль ведения бизнеса нашими банками. Так что рост кредитных просрочек не случайность, это был намеренный шаг». Передел рынка Впрочем, скоро ситуация может измениться и банкиры станут более тщательно отслеживать свои риски. Эксперты говорят: если кризис «плохих» кредитов случится, в первую очередь пострадают несколько банков, входящих в самую рисковую группу. Это организации, специализирующиеся на коротких (сроком до года) и небольших по объему займах. Это так называемые «экспрессы», выдаваемые за 15 минут «живыми» деньгами и без какого-либо залога. Это самый высокорисковый вид кредитов, покуда платежеспособность заемщика оценивается весьма поверхностно. Но в то же время и самый доходный. Эффективная ставка по таким ссудам может достигать 60—70%, однако на небольших суммах эта переплата не так заметна и заемщики готовы переплачивать. Таким образом, каждый сам может вычислить банки, где уже в ближайшем будущем могут быть проблемы. Причиной этих проблем должно стать требование по раскрытию эффективной (реальной) ставки по кредитам. С лета банкиры начнут говорить правду о своих процентах — к этому их обяжет уже принятая инструкция ЦБ. То есть вместо привычных «20% годовых» будут фигурировать реальные размеры платежей. Сегодня скрытые проценты (из-за которых платежи могут увеличиться в полтора-два раза) прячутся за размытыми формулировками: в лучшем случае «ежемесячные комиссии за ведение счета — 0,9% от суммы кредита», что в переводе на нормальный язык означает лишние 10,8% годовых, в худшем — «заемщик обязуется оплачивать комиссии за ведение счета или за обслуживание кредита в соответствии с тарифами, устанавливаемыми банком». А что скрывается за этими словами — одному лишь кредитному инспектору известно. По мнению наблюдателей, новое требование приведет к переделу рынка кредитования. «Заемщики, которые раньше не знали о том, сколько им приходится переплачивать, начнут отказываться от быстрых кредитов и будут уходить в банки, предлагающие более дешевые продукты. В итоге кредитные организации, которые специализировались на рынке дорогих ссуд, останутся со своими «плохими» долгами, потеряв благонадежных заемщиков», — пояснил «Профилю» один из банкиров. Инесса ПАПЕРНАЯ, Ян АРТ Кредит, которого не было Итак, с банком все же случилось страшное: он пал в неравной схватке с Центробанком и лишился лицензии. Более-менее понятно, что произойдет с вкладчиками: закон о страховании гарантирует каждому выплату по меньшей мере 190 тыс. рублей (сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, согласно которому эта цифра вырастет до 300 тыс.). А как вести себя заемщикам, когда родной банк уже содрогается в агонии? Если заемщик кристально честен, то для него принципиально ничего не изменится. Активы банка, к которым относятся и кредитные портфели, распродаются. Значит, его долг будет просто-напросто передан другому кредитному учреждению. И вместо банка А он будет должен банку В. При этом условия договора при переуступке прав не меняются — согласно ГК. Впрочем, выбрать нового хозяина заемщик тоже не сможет: кодекс утверждает, что его согласия здесь не требуется. Однако письмо, в котором расскажут, кому клиент теперь должен, он обязательно получит — именно с этого момента он будет числиться должником нового кредитора. У шустрых должников ситуация другая. Банк умирает, но жизнь в нем еще теплится (читай: сотрудники иногда еще приходят на работу). Почему бы не помародерствовать? Благо предприимчивые консультанты вовсе не против положить себе в карман мзду за то, что чей-то кредит исчезнет с лица земли, и не стесняясь об этом сообщают. Когда по рынку только начали ходить слухи об отзыве лицензии у банка «Павелецкий», в открытом доступе начали появляться откровенные призывы. Например, заемщиков «Павелецкого» в одном из объявлений просили написать о своих пожеланиях на красноречивый электронный адрес Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. . В другой «объяве» об услугах рассказывали более подробно: «Проведем зачет в бывшем банке «Павелецкий». Быстро, качественно, недорого». Суть «зачета» заключается в том, что за умеренную сумму ($300—500 в зависимости от суммы кредита) заемщику предложат уничтожить кредитный договор. Такой «сервис», впрочем, появляется, не только когда банк признается банкротом, но и в тех случаях, когда он реорганизуется. Например, когда банк «Первое О. В. К.» вливался в структуру Росбанка, некоторые воспользовались моментом. Известны случаи, когда заемщики договаривались со своими кредитными инспекторами (дорабатывающими последние дни) — и те уничтожали кредитные договоры: за $500 можно было договориться о погашении ссуды в несколько тысяч «зеленых». Впоследствии Росбанк не мог предъявить претензий к заемщику: нет контракта — нет доказательств. Есть и другой, вполне легальный способ снизить затраты для заемщика. Называется он красиво — «реструктуризация задолженности». Этот способ особенно хорош, когда банку-банкроту нужны «живые» деньги. Банк в лице консультанта договаривается с заемщиком о том, что он может выплатить меньшую сумму кредита, но должен это сделать прямо сейчас. Если заемщик соглашается, то кредит тут же переоформляется на меньшую сумму. Екатерина ГУРКИНА Источник: Профиль

Посмотрите как мы работаем
cd cd ee